1svetka: (cozy)
Дочитала четырехтомник Довлатова.
Шло неровно, местами было очень смешно, местами отвратительно. Когда читала "Зону", вообще несколько раз чуть не бросила, ощущая себя мазохисткой - а ведь не оторваться.
В общем, он прав, называя себя не писателем, а рассказчиком. У него действительно все просто - что вижу, о том хорошим красивым русским языком пою.
Совершенно гениальная простота.

немного цитат )
1svetka: (cozy)
Пожалуй, я себе это все-таки перепечатаю. Чтобы было.
Стародавнее, но очень уж душераздирающее. Ну и вдруг кто не видел.
И пойду поглажу кису.

Если бы кисы были менее разумны и более слабохарактерны )
1svetka: (Default)
"Солнце вставало неохотно. Оно задевало фабричные трубы. Бросалось под колеса машин на холодный асфальт. Блуждало в зарослях телевизионных антенн.
В грязном маленьком сквере проснулись одновременно Чикваидзе и Шаповалов.
Ах, как славно попито было вчера! Как громко спето! Какие делались попытки танца! Как динамичен был замах протезом! Как интенсивно пролагались маршруты дружбы и трассы взоров! Как был хорош охваченный лезгинкой Чикваидзе! (Выскакивали гривенники из карманов, опровергая с легким звоном примат материи над духом.) И как они шатались ночью, поддерживая сильными боками дома, устои, фонари... И вот теперь проснулись на груде щебня...
Шаповалов и Чикваидзе порылись в складках запачканной мятой одежды. Был извлечен фрагмент копченой тюльки, перышко лука, заржавевший огрызок яблока. Друзья молча позавтракали.
Познакомились они недавно. Их сплотила драка около заведения шампанских вин. В тесноте поссориться недолго. Обувь летняя, мозоли на виду.
— Я тебя зарежу! — вскричал Чикваидзе. (Шаповалов отдавил ему ногу.)
— Не тебя, а вас, — исправил Шаповалов. Затем они долго боролись на тротуаре. И вдруг Чикваидзе сказал, ослабив пальцы на горле Шаповалова:
— Вспомнил, где я тебя видел. На премьере Тарковского в Доме кино...
С тех пор они не расставались."

(с) Сергей Довлатов, "Эмигранты"
1svetka: (skeptic)
Болезненная вежливость японцев происходит от повсеместной привычки везде и всюду носить с собой мечи.

(c) Редьярд Киплинг
1svetka: (glasses)
"Жизнь коротка. И надо уметь.
Надо уметь уходить с плохого фильма.
Бросать плохую книгу.
Уходить от плохого человека.
Их много.
Дела не идущие бросать.
Даже от посредственности уходить.
Их много. Время дороже.
дальше )
1svetka: (bw)
Ну очень мне созвучно.

"Затем часа полтора я сидела на втором этаже в застекленном эркере уютной кондитерской над чашкой кофе и сложнейшим куском ревеневого торта, выложенного поверху грецким орехом, миндалем, присыпанного корицей и политого еще чем-то эдаким вроде патоки, что было уже излишним. Отсюда, с высоты второго этажа, просматривался изрядный отрезок одной из центральных улиц с рядом имперских особняков, с мраморными колоннами, украшенными гривой завитков, неуловимо похожих на кремовые кружева недоеденного торта передо мной. Я записывала в блокноте какие-то мысли, припоминала увиденные сегодня физиономии и сценки, поймала и привязала к страничке аукционного коня с бронзовыми копытами вздыбленного пианиста… Еле слышно в помещении играла музыка — что-то из итальянской эстрады. И незаметно, вначале нечувствительно, извне к этой музыке стало примешиваться какое-то… беспокойство. Я подняла голову и бросила взгляд вниз, на улицу. Она оставалась совершенно безмятежной, воскресная толпа текла по обеим сторонам, подтекая струйками из дверей магазинов и баров. Между тем беспокойство мое проросло вполне уловимыми ритмами приближающегося марша. И еще через минуту я увидела внизу эту группу, несколько юношей, на вид от четырнадцати до восемнадцати лет, шагали строем, чеканя шаг, дружно выкрикивая мотив, который неуловимо формовал эту группу, сообщал устремление чеканному шагу идущего впереди мальчиков взрослого человека с остроконечной палкой в руке. К острию ее был привязан то ли шарф, то ли лоскут какого-то флага. Взмахивая, как церемониймейстер, своим жезлом, он время от времени призывно оборачивался к группе подростков, и те взревывали с новой силой, выхаркивая два-три слова на каком-то яростном, неистовом подъеме…

Еще минуты три, пока они были видны, я со странным спазмом в груди, с окаменевшими плечами и мгновенно онемевшим затылком наблюдала этот победоносный проход по брусчатке мостовой. Потом они скрылись, а марш все продолжал потряхивать занавески, пока не растворился в нежно рассеянной итальянской песне…

Ничего, сказала я себе, это ничего… Все подростки во всех странах непереносимы.
[...]
Я сидела за столиком, смотрела на них в окно и тщетно пыталась совладать с внезапным, как удар — как всегда ожидаемый и все-таки неожиданный приступ эпилепсии, — накатившим горьким чувством добровольной отверженности, извечной отстраненности, в который раз ощутила этот горб, не дающий разогнуться, эту память, которую отшибить невозможно, ибо она не в голове даже, а в токе крови, тоннами прокачиваемой моим сердцем крови…"

Дина Рубина, "Коксинель"
1svetka: (Default)
"Разговоры на моральные темы всегда очень трудны и неприятны. И слишком часто разуму и логике мешает в этих разговорах наше чисто эмоциональное "хочу" и "не хочу", "нравится" и "не нравится". Но существует объективный закон, движущий человеческое общество. Он не зависит от наших эмоций. И он гласит: человечество должно познавать. Это самое главное для нас - борьба знания против незнания. И если мы хотим, чтобы наши действия не казались нелепыми в свете этого закона, мы должны следовать ему, даже если нам приходится для этого отступать от некоторых врожденных или заданных нам воспитанием идей."

"Не надо огорчаться и заламывать руки. Жизнь прекрасна. Между прочим, именно потому, что нет конца противоречиям и новым поворотам. А что касается неизбежных неприятностей, то я очень люблю Куприна, и у него есть один герой, человек вконец спившийся водкой и несчастный. Я помню наизусть, что он там говорит. - Он откашлялся. - "Если я попаду под поезд, и мне перережут живот, и мои внутренности смешаются с песком и намотаются на колеса, и если в этот последний миг меня спросят: "Ну что, и теперь жизнь прекрасна?" - Я скажу с благодарным восторгом: "Ах, как она прекрасна!" - Горбовский смущенно улыбнулся и запихнул проигрыватель в карман. - Это было сказано три века назад, когда человечество еще стояло на четвереньках. Давайте не будем жаловаться!"

(с)  "Далекая радуга"
1svetka: (cozy)
"Несколько раз взрывался молодой и сильный смех женщины. Красивый, низкий и свободный смех. Кокетки и глупенькие так не смеются. Нужно быть достаточно привлекательной, чтобы позволить себе подобную роскошь."

"Он умен, будем справедливы, и жаждет что-то делать в искусстве, но кому и когда, со времен сотворения мира, ум заменял талант? Да, талант, талант... богоданная способность рожать, вечное диво на вечно живой земле... И вьются бесплодные умницы вокруг блаженных рожениц, и толкуют, и судят, и взвешивают дитя, свивают его и качают; горькое, вероятно, занятие - нянькать чужое дитя..."
еще )

(с) Дина Рубина, "На верхней Масловке"
1svetka: (cozy)

"Бывают слова — полова, мусор, и они превращаются в ничто, едва прозвучав. Другие отбрасывают тени, уродливые и жалкие, а иногда прекрасные и могучие, способные спасти погибающего. Но только некоторые из этих слов становятся людьми и тоже говорят слова. И у каждого в мире есть шанс встретить того, кого он сам когда-то произнес вслух."

Еще )


(с) Марина и Сергей Дяченко, "Vita Nostra"
1svetka: (grin)
Елена Сергеевна Вентцель, ученый-математик, доктор технических наук, она же - И.Грекова.
Литератор-портретист. Она описывает людей так, что даже прочитав мелкий эпизод, кажется что ты там был, видел этого человека, общался с ним, ты видишь его лицо и слышишь голос. Как ей это удается - для меня загадка. А книги ее неизменно радуют.

"Он освободился, утерся, встал из-за стола и по высокому звону в ушах понял, что пьян в дугу, вдрезину, в бога или во что еще там полагается быть пьяным, - одним словом, пьян окончательно и бесповоротно. И когда это он успел надраться? Непостижимо.
Генерал Сиверс тоже был пьян, но пьян изящно. [...]
Несколько человек с шумом вышли на улицу, свалив по дороге какие-то грабли. Сиверс посмотрел на луну. Очки его вдохновенно блеснули.
- Прекрасная ночь. Знаете что? Я решил. Я пойду домой мазуркой.
- А разве вы умеете мазуркой? - нетвердо спросил Скворцов.
- Нет, но до дому еще далеко, я научусь.
Действительно, генерал двинулся в сторону дома мелкой боковой приплясочкой, отдаленно напоминающей мазурку. Оставшиеся внимательно следили, как удалялась в лунном свете темная подпрыгивающая фигура, сопровождаемая голубым облачком пыли."

"- А, дед! - обрадовался Скворцов. - Продал свою Дуську?
- А как же. Нашелся один дурак такой же, вроде тебя. Сунул ему куру, тридцатку взял и - к Ною.
- А почему он дурак?
- Она ж у меня рыбой кормлена. Умный человек сразу бы отличил. По взору. От рыбной пищи что у птицы, что у человека взор совсем другой. "


(с) "На испытаниях"


"Он раздражал меня своей манерой хлюпая пить чай, обручальным кольцом, вросшим в пухлый волосатый палец, и тем общим разлитым тоном превосходства, который обычно идет от высокого оклада в сочетании с низкой культурой."

(с) "Хозяева жизни"
1svetka: (grin)
Мегатонна феноменален. Огромного роста детина, с пудовыми плечами, он весь выпирает из одежды какими-то шишками. Когда он сидит за письменным столом, упираясь в столешницу коленками, кажется, что это и не стол вовсе, а какой-то загон в зоопарке, для буйвола, что ли. Он и в науке силен, как буйвол. Дико силен и дико некультурен. Он, кажется, никогда ничего не читал. Думает, что Вьетнам в Америке. Даже книг по специальности не любит. Иногда, послюнив палец, листает и с отвращением откладывает. "Еще читать, - думает он, - сам сделаю". И действительно, делает. Способности у него необыкновенные. "От земли", как сказал Вовка-критик.

Говорит он всегда непонятно, но интересно. Какое-то великолепное неряшество речи. Он не удостаивает слова, чтобы их согласовывать; он просто роняет их, и они сами слипаются во фразы. "Это без когда ничему вовсе", - говорит он. Понимай как знаешь. И все-таки он сильнее всех. Когда никто не может, идут к Мегатонне: последнее средство, научный таран. Глядя на формулу, он мычит, берет карандаш - пером писать он, в сущности, так и не научился - и начинает орудовать. Греческие буквы он знает плохо, никак не мог запомнить, какая "кси", какая "пси". Дельту и бету называет одинаково: бельта. Зато альфу твердо знает в лицо: она у него нежно называется "козявка". "Вот эту козявку мы туда". И бережно, словно берет бабочку толстыми пальцами, выносит альфу за скобку. Кончив преобразовывать, он обычно произносит одну и ту же загадочную фразу: "Сокращая и собственно здесь чем".


И. Грекова, "За проходной"
1svetka: (Default)
Губерман мне несимпатичен как-то подкожно, на женском уровне - то ли тембр голоса неприятен, то ли еще что-то из той же оперы - не знаю. Но мозгов и сарказма у него не отнимешь :-)

Не в том беда, что ест еврей наш хлеб,
а в том, что проживая в нашем доме,
он так теперь бездушен и свиреп,
Что стал сопротивляться при погроме.

lib.ru/GUBERMAN/gariki2.txt

via [livejournal.com profile] levkonoe 

1svetka: (Default)
   - Да, наша жизнь часто совершает крутые повороты, - сказал Гиндин. - Когда становится плохо, я всегда на это надеюсь. Я оптимист.
    - А знаете, - снова заговорил Сиверс, - я по этому поводу вспомнил одну историю про Дмитрия Дмитрича Мордухай-Болтовского, был такой профессор, математик. Случилась эта история то ли в двадцать втором, то ли в двадцать третьем году. В университете, где Дмитрий Дмитрич имел кафедру, проходила очередная кампания по выявлению классово чуждых элементов. Роздали анкеты. Дмитрий Дмитрич возьми да и напиши в графе "сословная принадлежность до революции": дворянин, мол, но это неправильно, потому что по справедливости род Мордухай-Болтовских княжеский; что интригами царского правительства княжеский титул был у рода отнят и что он просит советскую власть его восстановить: "Бывший князь, - пишет, - это все равно как бывший пудель". Что тут началось - вы себе представляете. Старика отовсюду поперли в три шеи. Он и сам понял, что сглупил, но было уже поздно. Совсем бы ему плохо пришлось, если бы не одно обстоятельство. Дело в том, что семья Болтовских не раз прятала Михаила Ивановича Калинина от полиции. Так вот, когда вся эта история разразилась, поехал Дмитрий Дмитрич в Москву к Михаилу Ивановичу на прием: "Так и так, мол, заступись, гонят меня отовсюду". Михаил Иванович, конечно, его принял, выслушал, обещал помочь. Сидят они друг против друга - старое вспоминают. И говорит Михаил Иванович Калинин: "Дмитрий Дмитрич! А помните, как вы мне тогда говорили: "Брось, Миша! Лбом стену не прошибешь!" - "Помню". - "А ведь прошибли-таки, Дмитрий Дмитрич".
     Генерал Сиверс умолк.
    - Я не совсем понял, к чему вы это рассказывали? - любезно осведомился Гиндин.
    - К тому, что лбом стенку как раз и прошибешь, если только бить систематически.
    - Золотые слова, - сказал Гиндин и поднял бокал. - Итак, за лоб?
    - За лоб, Семен Миронович. А еще лучше, за лбы.


(с) И. Грекова, "На испытаниях"
1svetka: (sea)
«Вспомни, к счастью приводит не поиск счастья. Если искать его, сядешь и будешь сидеть, не зная, куда податься. Но вот ты трудишься не покладая рук, ты творишь, и в награду тебя делают счастливым. А путь к счастью—всегда борьба, принуждение и терпеливость.
    Вспомни, красота приходит не тогда, когда её ищешь. Если искать красоту, сядешь и будешь сидеть на месте, не зная, куда податься. Но вот ты завершил своё творение, и в награду тебе его наделили красотой. А путь к красоте—всегда борьба, принуждение и терпеливость.
    Из борьбы, принуждения и терпеливости рождается и твоя свобода. Одарить свободой невозможно. Если искать свободу, сядешь и будешь сидеть, не зная, куда податься. Если ты наработал в себе человека и обрёл царство, где, не щадя себя, трудишься, то в вознаграждение чувствуешь себя свободным. А путь к свободе—всегда борьба, принуждение и терпеливость».

Антуан де Сент-Экзюпери, «Цитадель»

С одним словом только не согласна.

:-)

26 Jul 2008 11:57
1svetka: (glasses)
"Only those who attempt the absurd will achieve the impossible. I think it's in my basement... let me go upstairs and check."
M.C. Escher
1svetka: (cigarette)
"У него был очень глубокий, одинокий ум - ум, как дар; пристрастное отношение к людям - яркие симпатии, яркие антипатии, очень силуэтный внутренний мир, не каша; горькая ирония по любому поводу и острое чувство абсурда."

"С тех пор она могла отчетливо объяснить что такое игра ума.
Это когда в голове вскипают пузырьки, как в стакане с лимонадом, и мозг клокочет, и что-то начинает щелкать-щелкать... Побегут разноцветные цифры, сливаясь и снова делясь, совершенно живые... Картинки хаотически выныривают на поверхность, вздымаются, набирают объем, и там, внутри лба, отражаются в целой галерее зеркал, выстраиваясь менуэтными парами, проплывая вязью, арабесками, стройными волшебными узорами; одна сменяет другую, тает, выплескивая напоследок отблеск дивной калейдоскопической зари, чтобы угаснуть и вновь расцвести, как гобелен, на бархатном вишневом, лиловом, сине-ночном пульсирующем фоне...
Это когда она сидит и не понимает - как это прошло столько времени..."

" - О, - проговорил он, сразу направляясь и обращаясь к Анне, протягивая ей руку. - Саймон, вы рассказывали о ней и даже хвастали ею, но не предупредили, что она такая...
- Какая? - уточнила Анна серьезно. Ей Мятлицкий сразу понравился.
- Глаза вот такие, милейшая, - не на каждый день! Такие глаза на каждый день не носят!"

"Дом деда стоял на улице Пушкина. Разумеется, его уже снесли, тетка умерла, и только я продолжаю разгуливать по лаковым половицам в зыбких рассветных снах."

"Незнающий кто он и зачем рожден, [...] и в каком мире, и с кем он делит этот мир, и что есть добро и зло, ходит совершенно слепой и глухой..."

(с) Дина Рубина, "Почерк Леонардо".
1svetka: (cigarette)
"What you are is God's gift to you; what you do with yourself is your gift to God."
Danish Proverb
1svetka: (cigarette)
...Ёжик с узелком сидел на бревнышке и смотрел прямо перед собой остановившимися глазами.
— Где же ты был? — плюхнувшись рядом, запыхавшись, спросил Медвежонок. — Я звал, звал, а ты — не откликался!..
Ёжик ничего не сказал. Он только чуть скосил глаза в сторону Медвежонка...
— ...а я и самовар раздул, и веточек... этих... как их...
— Можжевеловых, — подсказал Ёжик.
— ...чтобы дымок пах! И креслице придвинул! Ведь кто же, кроме тебя, звезды-то считать будет?! Вот, думаю, сейчас придешь, сядем...
... Медвежонок говорил, говорил, а Ёжик думал: «Все-таки хорошо, что мы снова вместе».
И еще Ёжик думал о Лошади. Как она там, в тумане...

Остальное - тут.
1svetka: (cigarette)
Twenty years from now you will be more disappointed by the things you didn't do than by the ones you did.
So throw off the bowlines.
Sail away from the safe harbor.
Catch the trade winds in your sails.
Explore. Dream. Discover.
1svetka: (grin)
Ребята!
Я считаю, что не стоит брать по сто грамм водочки, селедочку с картошечкой, редисочку, масла сливочного.
Не стоит. Нe стоит.
И день такой прекрасный, и море голубое.
Спортом, спортом...

Значит, так.
Я предлагаю не брать по сто грамм водочки, огурчиков соленых, салатика помидорного, брынзочки, редисочки, селедочки и картошечки с укропчиком.
Ни к чему.
Солнце жарит, народ на пляже.
Необходимо размять уставшие мышцы. Да?..
А здесь хоть и видно море, а все равно в стороне.
Да? Договорились?

Значит, я повторяю: не берем по сто пятьдесят водочки, огурчиков, яблочек моченых, селедочки, салатика, картошечки, редисочки, сока томатного со льдом и отбивную.
Кто записывает? Нет, нет, нет.
Не берем по двести водочки, салатика, огурчиков, икры баклажанной, картошечки горячей с укропчиком и борща, да и борща украинского с пампушечкой чесночной обязательно!
Не берем!
Уже записали?.. Ну и что?
Такой день хороший и погода прекрасная, и жара, плавай, загорай.
Здоровье нужно укреплять.

Зачем нам по двести пятьдесят грамм водочки, селедочка с картошечкой, редисочкой, икоркой на холодное, борщом украинским со сметанкой и чесночком на первое и, пожалуй, и какое-то такое отбивное на второе...
Тогда уже и мороженое с вареньем...
Нет, нет! Не пойдет. Вычеркиваем все!

Значит, из холодного, вычеркните по триста грамм водочки с огурчиком соленым, салатик, помидорки, селедочку с луком, картошечку горячую с укропом, да, редисочку вычеркивайте с борщом и сметаной, рыбу жареную с пюре и мороженое, да, и томатный сок со льдом.

Все вычеркивайте.
Мы идем плавать, купаться и загорать.
Что значит принесли?

Унесите по триста пятьдесят грамм водочки, томатный сок со льдом, селедочку с горячей картошкой, редисочкой, салатиком, уносите горячий борщ в горшочке со сметаной и пампушечками с чесночком.
Немедленно заберите жареную скумбрию с пюре и соленым помидорчиком.
Унесите также хлеб свежий белый горячий с хрустящей корочкой, масло сливочное со льдом, икру из синеньких и капусточку квашеную с сахаром.

Мы все это есть не будем, мы пойдем на пляж и там подохнем, захлебнувшись слюной, на их проклятом турнике в этот солнечный воскресный день.
(c)

Спасибо [personal profile] shvil за напоминание :-)
1svetka: (cigarette)
An elderly Cherokee Native American was teaching his grandchildren about life...
He said to them, "A fight is going on inside me, it is a terrible fight and it is between two wolves.
One wolf is evil - he is fear, anger, envy, sorrow, regret, greed, arrogance, self-pity, guilt, resentment, inferiority, lies, false pride, competition, superiority, and ego.
The other is good - he is joy, peace, love, hope, sharing, serenity, humility, kindness, benevolence, friendship, empathy, generosity, truth, compassion and faith.
This same fight is going on inside you, and inside every other person, too."
They thought about it for a minute and then one child asked his grandfather: "Which wolf will win?"
The old Cherokee simply replied: "The one you feed".

Что-то я в последнее время особенно показательно наталкиваюсь на необходимое.
Beware, I'll be back. Soon.
1svetka: (cigarette)
Вот уж взаправду - "я приближался к месту моего назначения"…
Еще когда ехали унылым кастильским плоскогорьем, ничего, кроме слабого беспокойства, вполне дорожного (хотя с чего бы?), я не ощущала. Но вот на повороте в лобовом стекле автобуса вдруг выросла красноватая скала, ощетинилась шпилями колоколен, башнями замков и ворот и литой серовато-бурой застройкой за крепостной стеной, при виде которой обморочная тошнота подкатила к моему сердцу.

Я откинулась на спинку сиденья и сказала мужу:
- Это здесь.
Он посмотрел на меня и спросил:
- С чего ты взяла?
Но, видно, все уже понял по моему лицу…

(с) Дина Рубина, "Воскресная месса в Толедо"
1svetka: (grin)
"Но в по-настоящему идиотское положение я попала месяца три спустя после приезда.
У меня заболел зуб, и приятели порекомендовали хорошего зубного врача, не забыв предупредить меня, что Фирочка (именно так!) - женщина религиозная, в высшей степени деликатная, прекрасно воспитанная и щепетильная до чопорности.
Таким образом, мне намекали, чтобы у Фирочки я не давала воли своему языку и своей свободной манере выражаться. Какой там выражаться, отмахнулась я, рта не могу раскрыть, всю ночь по стенкам гуляла.


Дина Рубина, "Я не любовник макарон"
1svetka: (cigarette)
"...Есть еще и другое. Да, собственно, все то же, накатывающее на меня временами, состояние неприсутствия в данной временной точке, вернее, возможное присутствие одновременно во всех координационных точках времени и пространства... Во мне рождается безумная легкость душевного осязания всего мира, самых дальних его закоулков, я словно прощупываю огромные пространства немыслимо чувствительными рецепторами души... И отпускаю поводья, как бы засыпаю - позволяю обстоятельству перейти на шаг и самому отыскивать нужную тропинку в этом вселенском океане неисчислимых миров и неисчислимых возможностей..."

" - Хотела спросить: еще когда ты маленькая... ты была другая... ты с детства хотела быть другой... К тебе зло не прилипало... Ты просто... в другую сторону смотрела. Почему? Как ты это поняла? Почему ты стала... другой?.. Я тут все время думаю - может, имя держало? Федя тогда назвал... сказал - вера держит... над грязью... А? Да? Значит, правда? Почему у тебя... откуда... были силы?
Вера продолжала разглядывать неживое, иссушенное тоскливой смертью лицо на подушке, и думала, что вот только сейчас мать и начнет жить по-хорошему... Она уже видела картины, которые напишет, - где хорошая, добрая мать будет шить театральные костюмы, любить весь мир и до самой старости жить с дядей Мишей в любви и счастье...
Но зная, что обречена помнить этот разговор всю оставшуюся жизнь, и что нельзя сейчас произнести ни одного слова пустопорожней жалости, она сказала просто:
- Я ведь художник, мама..."

Дина Рубина, "На солнечной стороне улицы"
1svetka: (grin)
"If animals could speak, the dog would be a blundering outspoken fellow, but the cat would have the rare grace of never saying a word too much."
- Mark Twain
1svetka: (cigarette)
"Уже тогда ее мучили лица. Однажды увиденное лицо - не каждое, а лишь то, которое просило воплощения в другую жизнь, - не оставляло ее никогда, вдруг всплывало во сне или за работой, и она мысленно - как слепой легкими беглыми пальцами - ощупывала лепку этого лица, его строй, конструкцию, настроение и цвет... Вряд ли кому она могла бы это объяснить...
[...]
Лет через пять она поймет, как избавляться от мучающих ее лиц, и будет вставлять их в картины; помимо воли, она определят некоторую конкретность раннего ее стиля... - и эти одухотворенные ею, двойники давно уже посторонних, чужих людей заживут причудливой жизнью; придуманной, но, может быть, более наполненной - мыслью, чувством, - чем обыденная их жизнь."

"Она и потом будет так же вынашивать картины - сначала бесцельно кружа по дому, машинально касаясь рукой предметов, пробуя поверхность на ощупь, словно бы знакомясь с неведомым веществом мира, незнакомым составом глины... Наконец, ложилась, заваливалась, как медведь в берлогу, закукливалась, как бабочка в коконе. Иногда, перед началом большой работы, лежала так, замерев, без еды, целые сутки... Как бы дремала... Если муж спрашивал ее: "Ты спишь?", - отвечала, не шевелясь, не открывая глаз: "Нет... работаю..."
А наутро взлетала - легкая, еще больше похудевшая, - принималась натягивать холст на подрамник."

"- Запомни, несчастная: его величество дневной свет! - весело и строго крикнул Стасик. - Раз и на всю жизнь вбей себе это в башку - живописи противопоказано электрическое освещение! Оно искажает цвет. Только дневной божеский свет! - костыль взмыл и ткнулся резиновым наконечником в сторону темного окна, - и никакого кроме... Ты будешь зависеть от него всю жизнь... Твое настроение будет зависеть от погоды, привыкай к этому. И еще, - он усмехнулся, - привыкай к одиночеству. Это надолго, на всю жизнь.
- Почему? - тихо удивилась Вера. Удивилась потому, что и раньше об этом догадывалась.
- Потому что, как всякий художник, ты будешь невыносима. Ты и так не сахар, а будет хуже. Профессия эта не галантная, с годами выработается тяжелый характер... думаешь и говоришь только о своей работе, а это скучно, - кому такая баба нужна, и кто тебя, такую, вытерпит? Это я обязан тебе сказать. Так что выбирай, еще не поздно.
Вера засмеялась с облегчением, и он ее понял. И сам расхохотался:
- Правильно! Поздно..."

Дина Рубина, "На солнечной стороне улицы"
1svetka: (cigarette)
Жизнь возжелает купить, выхолостить либо выкрасть любое дополнительное преимущество, едва лишь поймет его значение.
Еще )

Януш Корчак, "Как любить ребенка"

Местами неоднозначно. Но заставляет задуматься.
И, самое главное, это вовсе не только о детях.
1svetka: (smile)
"Если мои детройтские фрески будут уничтожены, это причинит мне большую боль, потому что я отдал им год жизни и вложил в них весь мой талант. Но завтра я займусь другой работой, ведь я не просто "художник", а скорее человек, реализующий свою биологическую функцию - производить картины, как дерево производит цветы и плоды. Дерево не ропщет, когда теряет созданное им за год, потому что знает: в будущем году оно снова будет цвести и плодоносить."
Диего Ривера

Из "Диего и Фрида", Жан-Мари Леклезио
1svetka: (smile)
"Как правило, по внешнему виду и манерам поведения современного человека довольно трудно угадать, какое место на иерархической лестнице в той или иной сфере общественной деятельности он занимает. Но встречаются прелюбопытнейшие индивидуумы, на которых это правило не распространяется. Сразу можно понять, где он стоит: "над" или "под". Знаете, есть такие очень яркие "под": "Не уполномочен... Не имею права брать на себя ответственность... Сочувствую, рад бы, но от меня, к сожалению, не зависит..." Наш капитан - индивидуум противоположного полюса. Прямо посаженная голова, прямые плечи, идеально, будто нарочно, выпрямленный торс. Но за этой кажущейся почти неестественной вертикально-прямолинейной осанкой угадывалась скрытая гибкость. Гибкость спокойная, взятая, я бы сказал, в жесткий корсет силовой выправки... Нет, наш капитан не страдает высокомерием, в его поведении, манерах вряд ли мощно заметить что-нибудь необычное. Но две-три минуты общения с ним - и вы проникаетесь абсолютной уверенностью, что человек этот "над". Он ответствен за все, что может, и может все, за что ответствен. Выше его головы только совесть и долг. Разумеется, вы сознаете, что есть немало категорий реальности, "всевластие" над которыми выглядит эфемерно. Однако, общаясь с Молчановым, вы начинаете верить - верить! - что в любой непредвиденной ситуации он примет нужное, действительно правильное решение. А если не примет, то обстоятельства того, очевидно, не стоят."

Сергей Павлов, "Лунная радуга"

Поразило, насколько точно. И втемно, да. Тем более, что распространяется далеко не только на общественную деятельность.
1svetka: (relaxed)
"Если я прихожу, то уж вся прихожу. Это моя привычка."

Ф. М. Достоевский. "Игрок"
1svetka: (I)
Живет в Израиле человек по фамилии Ленский. Это еще не начало карнавала, еще не смешно. Обычная еврейская фамилия, у нас и Пушкины попадаются.

Дина Рубина, "Под знаком карнавала"
1svetka: (I)
"Он [Державин] послушен, но осторожен. Он выходит на сцену с любым недомоганием - от прыща до давления 200 на 130.
Как-то он звонит мне днем, перед концертом, запланированным на вечер, и шепчет: "Совершенно потерял голос. Не знаю, что делать. Приезжай". Я приезжаю. Ему еще хуже. Он хрипит: "Садись, сейчас Танька придет (Танька - это его сестра), найдет лекарство из Кремлевки". А кремлевская аптека - потому, что женой Михал Михалыча в те времена была Нина Семеновна Буденная. Мы садимся играть в настольный хоккей. Михал Михалычу все хуже и хуже, Тани нет. Он хрипит: "Давай пошуруем в аптечке". И вынимает оттуда огромные белые таблетки: "Наверное, от горла - очень большие". Берет стакан воды, проглатывает. У него перехватывает дыхание. "Какая силища, - с трудом произносит Михал Михалыч, - пробило просто до сих пор..." Затем он начинает страшно икать, и у него идет пена изо рта. Я мокрым полотенцем снимаю пену.
"Вот Кремлевка!" - сипит Михал Михалыч. Тут входит Таня. Я говорю: "Братец помирает, лечим горло". И показываю ей таблетки. Она падает на пол. Оказывается, на упаковке на английском (которого мы не учили) написано: "Пенообразующее противозачаточное средство. Вводится за пять минут до акта". Он ввел и стал пенообразовывать. Ах, если бы я знал, что он предохраняется..."

(c) Александр Ширвиндт, "Shirwindt, стертый с лица земли"
1svetka: (I)
"Главная беда была - химия. На выпускном экзамене я с ужасом узнал, что химии - две: органическая и неорганическая. Мне одной-то было через голову. Перед экзаменом наши умельцы взорвали в кабинете дымовые шашки, в дымовой завесе украли билеты и пометили мне один точечками с обратной стороны. Всю ночь, как попугай, я повторял какие-то формулы. На следующий день вытащил помеченный билет. Словно автомат, лепил ответ, но попался на дополнительном вопросе: "Как отличить этиловый спирт от метилового?" Я вспомнил, что от одного слепнут, а из другого делают водку. И начал: "Возьмем двух кроликов. Капнем им в глаза разного спирта. Один - слепой, а другой - пьяный".
Мне поставили тройку условно, взяв с меня обязательство никогда в дальнейшей жизни не соприкасаться с химией. Что я честно выполняю. Кроме разве прикосновения к спирту, хотя до сих пор не знаю, что я пью - этиловый или метиловый. В связи с тем, что вижу все хуже и хуже, думаю, что пью не тот."

(с) Александр Ширвиндт, "Schirwindt, стертый с лица земли"
1svetka: (relaxed)
"...И когда я еду куда-нибудь в метро, мне так повезло, я всегда проезжаю мост над рекой от "Коломенской" до "Автозаводской". И всегда смотрю на нее, смотрю во все глаза; на рассвете я редко обычно езжу, чаще на закате, и тогда мне слышится Голос Множества Вод - неограниченный звук, необозримый вид, безмерное прикосновение.
Я прямо с ума схожу, когда на мосту над рекой загораживают окно. Вскакиваю с места, начинаю метаться по вагону. А не увижу - такое чувство, как будто бы что-то прошляпил такое, что уже не наверстаешь."

(с) Марина Москвина, "Дорога на Аннапурну"

Мне тоже повезло, когда я была в Москве - тетка моя живет на "Царицыно", и я тоже всегда проезжала этот мост. И тоже смотрела на реку, на рыжие разметавшиеся ветром клены, на смазанное молоком небо.
Вообще в метро такое странное чувство возникало - вроде провала во времени. Нырнул - вынырнул. А то что там, под землей - отдельная жизнь, не связанная с поверхностью.
А вот это место соединяло. Даже не так - не соединяло, а давало взглянуть из подземной жизни на ту, открытую, при этом все еще оставаясь в подземной.
В Москву хочу.
1svetka: (I)
"... он стал жаловаться Лене, что в Германии купил своей жене розу - она стояла неделю, а купил ей розу в Москве - она завяла в тот же день...
Леня слушал, слушал и говорит:
- Поэтому я дарю Марине хризантемы.
- У нас это только на кладбище носят, - ответил Пауль.
- Я знаю, - сказал Леня. - Зато я таким образом даю ей понять, что она для меня - вечная!!!"

(с) Марина Москвина, "Дорога на Аннапурну"
1svetka: (I)
"Рина Зеленая мне:
- Вы будете у меня через полчаса.
- Нет, часа через полтора.
- Откуда же вы претесь?
Рина Зеленая объясняет как к ней доехать:
- Доезжайте до "Парка культуры", одна остановка на троллейбусе "Б", всех дураков спрашивайте, все будут говорить разное, никого не слушайте, идите мимо громадного дома на курьих ногах, дальше тайга, по ней асфальтовая дорожка, спокойно плетитесь и будьте осторожны - кругом все пьяные! Дом, подъезд, этаж, квартира и код: ДЕВЯТКА, ПЯТЕРКА, ТРОЙКА. Я говорю, как Пиковая Дама, вы должны запомнить.
- Все это я помню, я ж у вас была...
- Почему вы должны помнить? Разве можно что-нибудь помнить в вашем возрасте?
- Я все помню, связанное с вами.
- Да, это может быть, - задумчиво сказала Рина Зеленая. - Так бывает."

(с) Марина Москвина, "Учитесь видеть"

Хи

30 Aug 2006 16:08
1svetka: (I)
"... Он взял ручку, раскрыл тетрадь, сел, полностью расслабился, даже зажмурил глаза, чтобы не отвлекаться, и начал ждать, какие тексты продиктует ему божественная муза. Он тихо ждал, совершенно неподвижно, пока рука сама начала стремительно что-то записывать в тетрадь.
- В голове не было ни единой мысли, только рука строчила слово за словом. Я весь отдался этому автоматическому письму, - он рассказывал мне, - лишь время от времени вспыхивала надежда: рождается что-то гениальное. Вот так под диктовку свыше писали исключительно великие прославленные поэты вроде автора "Божественной комедии" Данте Алигьери: "Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу...".
Когда он открыл глаза в надежде прочесть шедевр, которому суждено покорить мир, то увидел тетрадный лист, сверху до низу исписанный словом "козел".
"Козел, козел, козел, козел, козел, козел..." - читал он, потрясенный, не в силах поверить собственным глазам."

(с) Марина Москвина, "Учитесь видеть"
1svetka: (I)
"Отсутствие зеркала все эти месяцы, похоже, сказалось на моем сознании. Я словно ходила в футляре с прорезями для глаз. Все время словно выглядывая из него, я смотрела на других, наблюдая, как люди относятся к моим словам и поступкам. Впервые за все годы я почувствовала, что живу абсолютно честно. Не носила одежды, принятой в деловом мире. Не пользовалась косметикой. Мой нос облез уже десяток раз. Я не чувствовала амбиций, не боролась за привлечение внимания к своей персоне. В нашем коллективе не было сплетен или попыток перехитрить друг друга.
Не имея зеркала, которое бы испугало меня и вернуло к реальности, я испытала, что значит чувствовать себя красавицей. Скорее всего, я таковой не была, но определенно чувствовала! Люди принимали меня такой, какая я есть. Они пробудили во мне чувство сопричастности, собственной уникальности, красоты. Я училась новому ощущению - каково это, когда тебя принимают безусловно."

(с) Марло Морган, "Terra Mystica. Послание с того края Земли".
1svetka: (smile)
Читалось ОЧЕНЬ медленно. Наверное, так меделенно я еще ничего никогда не читала. Смаковала каждое слово и каждую улыбку - а их было много. Ловила себя на том, что читаю один и тот же абзац уже четвертый раз, а все потому что мысль или чувство зацепились за предыдущий и требуют времени для перемола.
Я не могу рассказать сюжет. Потому что для меня эта книга не сюжетная. Она как аромат - окутывает собой, и уже не помнишь как было до. И отдельные образы, слова, видения - это все что проступает сквозь общее послевкусие. "Дыша духами и туманами". Внутривенно.
Я ее обязательно перечитаю. И не раз.

Напоследок:

"Выжженный человек. Ни разу в жизни не страдал за другого. Рак души."
Read more... )
Спасибо.
1svetka: (smile)
"Навстречу шли старшеклассницы и преувеличенно ахали, потому что ветер заворачивал им подолы.
-Зачем носить короткие платья, если ветер в городе всегда? — удивился Филидоров.
-Для этого,— объяснил Сапожников.— Чтобы пищать и ахать."
Read more... )

(c) Анчаров, "Самшитовый лес"

Чувствую потребность открыть отдельную закладку под названием "Анчаров".

UPD: Открыла.
1svetka: (relaxed)
"Love is always patient and kind; it is never jealous, love is never boastful or conceited; it is never rude or selfish; it does not take offense, and is not resentful. Love takes no pleasure in other people’s sins but delights in the truth; it is always ready to excuse, to trust, to hope, and to endure whatever comes. Love does not come to an end."

I Corinthians 13:4-8

Все бы хорошо, только категорично очень.
1svetka: (Default)
"Все у него дрожало внутри.
Лампа освещала его затылок, и тень от носа на стене наискосок перерубала пятно масляной краски, так похожее на лицо Нефертити, опухшее от недоедания.
Все у него дрожало внутри, и уже через несколько секунд он не мог понять, воображает ли он себе кое-какие вещи или это ему снится. Лопнула перегородка между сном и воображением - и уже воображение плясало бесконтрольно, а сон подчинялся хотениям.
А еще из жизни шла чужая воля и оклики, и тогда действительность, воображение и сон толклись на одном пятачке, переплетаясь и пиная друг друга, возились в жуткой тесноте, и возникали руки, ноги, лица, детали толстых и худых предметов, и уже нельзя было определить, к какому ведомству они относятся - дню, сну или фантазии.
А где был он сам в этой пляске деталей? А ведь вся эта каша кипела и металась у него в мозгу, который все старался понять себя самого и вывести на простую дорогу его сопротивляющееся смерти тело."

(ц) Анчаров, "Самшитовый лес".
1svetka: (Ja)
"Слепящая отчетливость хороша, если она результат, вывод, если за ней кипит варево. Иначе это не отчетливость, а скука."

Михаил Анчаров, "Самшитовый лес"
1svetka: (Ja)
"В начале прошлого века серия популярных карманных изданий английского издательства Pеnguin открылась занимательным романом одного напрочь забытого нынче автора. Книжечки эти шли нарасхват, доходили и до Киева. В первых строках забытого романа описывалась некая дичь в духе английских лимериков. Некий господин, в котором костюм выдавал никак не лондонца, но скорее жителя континента, попросил разрешения присесть на лавочку у входа в Green Park у некоего джентльмена, по профессии издателя, тайно сочиняющего романы, который в этот момент занимался рассматриванием фасада отеля Ритц.

– Знаете ли, – вдруг обратился иностранец к литератору, – Энн уже купила оливковое масло, и не только купила, но уже и разлила...

А у другого английского писателя можно прочесть, как некоего Гулливера губернатор летающего острова Лапута пригласил на бал, посвященный концу света... Что ж, бывший киевский студент-медик, сын профессора Духовной академии, смолоду бегло читал по-английски.

Да что говорить, если русский берлинский писатель Сирин на голубом глазу утверждал, что никогда не читал роман одного австрийского еврея Процесс, писавшего для удобства по-немецки. А уж о том, что за двадцать лет до Лолиты в Париже по-русски вышел роман обнищавшего эмигранта, знававшего лучшие дни, с девичьим именем на обложке, американский писатель Набоков и вовсе знать не мог; фабулой печального повествования была любовь немолодого русского профессора филологии к двенадцатилетней французской девочке, уличной акробатке, по имени Жаннета. И так далее... "


Источник - Николай КЛИМОНТОВИЧ, "Только Остров". Впрочем, остальное там не представляет особого интереса.
1svetka: (Ja)
Вот этот пост навел на отрывок из книги Макаревича "Сам овца":
Read more... )
Я впервые задумалась о значении слова "пошлость". Одна из самых субъективных вещей, пожалуй.
Мне показалось интересным. Потому делюсь :-)
1svetka: (Ja)
По наводке snake789Светки и straightСашки, за что им очень отдельное спасибо, я начала читать Анчарова. Причем, не дожидаясь распечаток больших романов, первой прочитала небольшую повесть "Золотой дождь" с экрана. Да. Я никогда не читаю с экрана, а тут оторваться было очень трудно. Правда, электронную версию осилила еще и потому, что не очень длинно :-)
Волшебный язык, местами просто завораживающий. Читается легко, нo неторопливо, смакуя.
Немного цитат )
1svetka: (Ja)
Отодвинули облако и спросили:
- Ты ее любишь?
- Да.
- Ты ее ненавидишь?
- Да. Read more... )
1svetka: (Ja)
Цитаты какие-то втемные пошли в последнее время...

Read more... )

Profile

1svetka: (Default)
1svetka

March 2014

S M T W T F S
      1
2345678
910111213 14 15
16 171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Page generated 25 Sep 2017 11:23

Expand Cut Tags

No cut tags